Укрощение Льва

Я обнаружил, что Иисус мало похож на телевизионного Мистера Роджерса — типичный образ, с которым я сталкивался в воскресной школе; Он также разительно отличается от той Личности, Которую я изучал в библейском колледже. Прежде всего, Он оказался гораздо более эмоциональным. Я увидел, что раньше представлял себе Иисуса, похожим по характеру на Вулкана из сериала «Звездный путь». Неизменно спокойный, невозмутимый и собранный, Он размеренно шагал, как робот, между суетящимися человеческими существами, населяющими космический корабль по имени Земля. Однако, как оказалось, Евангелия и хорошие фильмы показывают совсем другой образ. Окружающие люди сильно затрагивали чувства Иисуса: упрямство огорчало Его, самоправедность приводила Его в ярость, а простая вера — восторгала. Вне всякого сомнения, Он был более, но никак не менее эмоциональным и непринужденным, чем любой среднестатистический человек. Более, а не менее, пылким.

Чем глубже я исследовал Иисуса, тем сложнее мне было систематизировать мое представление о Нем. Он мало говорил о римской оккупации, и все же взялся за бич, чтобы выгнать из Храма мелких спекулянтов. Он призывал к соблюдению еврейского закона, хотя приобрел репутацию его нарушителя. Он мог проникнуться состраданием к незнакомцу и бросить в лицо Своему лучшему другу жестокий упрек: «Отойди от меня, сатана!» У Него были несгибаемые убеждения в отношении богачей и распутниц, но и тем, и другим нравилось Его общество.

В один день чудеса лились из Иисуса потоком, в другой же Его сила могла быть блокирована человеческим неверием. В один день Он подробно рассказывал о Своем втором пришествии, а в другой уже не знал ни его дня, ни часа. В один из моментов Иисус ушел от ареста, а в другой — целенаправленно устремился к нему. Он красноречиво говорил о миротворчестве, а потом велел Своим ученикам приобрести мечи. Из-за Своих экстравагантных заявлений о Самом Себе Иисус постоянно находился в центре полемики. Однако, совершая какое-то настоящее чудо, Он старался скрыть это. Как сказал Уолтер Уинк, если бы Иисус никогда не жил, то мы не смогли бы Его придумать.

К Иисусу Евангелий совершенно неприменимы два слова: «скучный» и «предсказуемый». Но как же тогда случилось, что Церковь заглушила такой яркий характер? Почему она, как сказала Дороти Сэйерс, «очень успешно подрезала когти Льву из колена Иудина», превратив Его в «угодное ей домашнее животное для бледных приходских священников и набожных старушек»?

Из книги «Иисус, Которого я не знал»