Иисус на пленке

Мои исследования личности Христа обрели новое направление, когда кинорежиссер Мел Уайт одолжил мне коллекцию из 15 фильмов о жизни Иисуса. Картины были самые разноплановые, от немой классики 1927 года «Царь царей» Сесила Де Милля, до мюзиклов, наподобие «Godspell» и «Cotton Patch Gospel», а также поражающей своим модернизмом канадской трактовки под названием «Иисус из Монреаля». Я внимательно пересмотрел все эти фильмы, проанализировав их сцена за сценой. Затем следующие два года я преподавал в библейской школе курс о жизни Иисуса, используя их в качестве затравки для начала дискуссии.

Занятия проходили по следующей схеме. Когда мы подходили к какому-то важному событию в жизни Иисуса, я просматривал разные фильмы и выбирал из них семь-восемь интерпретаций, которые казались интересными. Во время занятий я показывал короткие фрагменты из каждого фильма, начиная с комичных и чрезмерно суровых, после чего переходил к глубоким и запоминающимся интерпретациям. Мы обнаружили, что процесс исследования одного и того же события глазами семи или восьми режиссеров помогает избавиться от налета предсказуемости, сформировавшегося за многие годы пребывания в воскресной школе и чтения Библии. Было совершенно ясно, что некоторые трактовки ошибочны (они явно противоречили друг другу), но какие именно? Как все происходило на самом деле?

Фактически, эти фильмы помогли мне вновь обрести понимание человеческой природы Иисуса. Повторяемые в церквях символы веры говорят о вечном существовании Христа прежде вековых времен и о Его славной загробной жизни, однако они, в основном, игнорируют Его земное служение. Даже сами Евангелия были написаны через много лет после смерти Иисуса, когда Его воскресение осталось далеко позади, так что авторы описывали события, столь же от них отдаленные, как Корейская война от нас сегодня. Фильмы помогли мне углубиться в прошлое, приблизиться к восприятию жизни Иисуса Его современниками. Что Он ощущал, когда Его теснила толпа? Как бы я реагировал на этого Человека? Пригласил бы я Его к себе на обед, как это сделал Закхей? Отвернулся бы от Него в печали, как тот богатый юноша? А может, я предал бы Его, как Иуда и Петр?

Из книги «Иисус, Которого я не знал»