Слово звучит

В течение двух недель, когда я оказался занесенным снегом в горной хижине в Колорадо, пурга перекрыла все дороги, и мне ничего не оставалось, как только читать Библию. Я продвигался вперед медленно, страница за страницей. В Ветхом Завете мне нравилось отождествлять себя с теми, кто смело прекословил Богу: с Моисеем, Иовом, Иеремией, Аввакумом, псалмопевцами. Пока я читал, у меня перед глазами словно разворачивалась пьеса с реальными персонажами, играющими на сцене свои маленькие жизненные триумфы и большие трагедии, периодически взывая к невидимому Режиссеру: «Ты просто не представляешь, каково нам здесь!»

Наиболее дерзко вел себя Иов, бросавший Богу в лицо свои обвинения: «Разве у Тебя плотские очи, и Ты смотришь, как смотрит человек?»

Время от времени я слышу, как откуда-то из-за кулис доносится эхо громогласного голоса. «Да, но и ты не знаешь, каково Мне здесь!» — слышалось в его раскатах, обращенных к Моисею, пророкам и наиболее ясно — к Иову. Когда же я приступил к Евангелиям, обвиняющие голоса смолкли. Бог, если можно так выразиться, «выяснил», что собой представляет жизнь в пределах планеты Земля. За время Своей короткой, нелегкой жизни, проведенной недалеко от тех самых пыльных равнин, где страдал Иов, Иисус лично познакомился со скорбями. Для воплощения было множество причин, и одной из них, несомненно, стал ответ на обвинение Иова: «Разве у Тебя плотские очи?» На какое-то время Бог обрел их.

«Если бы я только мог слышать голос из бури и, подобно Иову, напрямую беседовать с Богом!» — иногда думаю я, и, наверное, именно поэтому я сейчас предпочитаю писать об Иисусе. Бог не молчит. Слово звучит, но не из бури, а из человеческой гортани палестинского Еврея. В Иисусе Бог словно лег на стол для вскрытия, растянувшись в позе распятого перед пытливыми взглядами всех скептиков, когда либо живших на земле. Включая и меня.

Из книги «Иисус, Которого я не знал»