Странное сборище

В каждой семье есть несколько успешных личностей и несколько жалких неудачников. Так, на День благодарения вице-президент корпорации тетушка Мэри сидит рядом с дядюшкой Чарльзом, который много пьет и не может удержаться ни на одной работе. Хотя кто-то из собравшихся за столом умен, а кто-то глуп; кто-то уродлив, а кто-то красив; кто-то здоров, а кто-то болен, в семье эти различия становятся несущественными.

Кузен Джонни прилагает все усилия к тому, чтобы отдалиться от семьи, но какого-либо практического способа изгнать его просто не существует. Он — один из нас, родившихся от одних и тех же предков. Внутри наших клеток свернуты спиралью одинаковые гены. Неудачи не лишают нас членства. Семья, — сказал Роберт Фрост, — это «место, в котором вас должны принять, когда вам нужно туда прийти».

Иногда мне кажется, что Бог изобрел человеческий институт семьи, как учебный полигон для нашей подготовки к взаимодействию в рамках других институтов. Семьи наиболее успешны, когда они не скрывают своих внутренних различий, а почитают их. Здоровая семья укрепляет самых слабых ее членов, не вредя при этом сильным. Мать Джона Уэсли сказала по этому поводу следующее: «Кого из своих детей я люблю больше всего? Больного ребенка, пока он не выздоровеет, и ушедшего из дома, пока он не вернется».

Семья — это единственный человеческий институт, участие в котором нам не выбирать. Мы становимся причастны к ней, просто родившись на свет, и, как следствие, невольно оказываемся посреди сборища странных и непохожих друг на друга людей. Церковь же требует сделать еще один шаг: принять добровольное решение связаться с другим странным сборищем ради общих уз в Иисусе Христе. На мой взгляд, такое сообщество напоминает семью больше, чем любой другой человеческий институт. Генри Ноуэн однажды дал следующее определение сообщества: «Место, где обязательно живет тот, с кем вы хотели бы жить меньше всего». Это определение в равной степени применимо как к родне, съезжающейся на День благодарения, так и к тем, кто собирается воскресным утром на богослужение.

Из книги «Много шума из-за церкви»