Крест и свастика

Напряженность в отношениях церкви и государства нередко перерастает в открытый конфликт — особенно когда тоталитарный режим объявляет «Господом» себя. Нацистская Германия стала самой суровой проверкой для доктрины Лютера о двух царствах, и церковь в своем большинстве этот экзамен провалила. Мартин Нимёллер, один из лидеров, противоставших Гитлеру, признался, что церкви в целом просто не хватило мужества сопротивляться Гитлеру. Практикуя индивидуалистическую веру, привыкшую подчиняться государству, они слишком медлили с протестом. В самом деле, многие христианские лидеры, включая и самого Нимёллера, поначалу благодарили Бога за подъем нацизма, который казался единственной альтернативой коммунизму.

Как это ни прискорбно, евангельские христиане поверили обещаниям Гитлера восстановить нравственность в правительстве и в обществе. Как отмечает Карл Барт, церковь «приняла гитлеровский режим почти единодушно, с твердой уверенностью и даже — высочайшими надеждами». У протестантов Германии не была развита традиция противления государству, и христиане переняли девиз: «Со свастикой на груди, с крестом в сердце». Их пасторы носили нацистскую униформу и пели нацистские гимны. Когда же они поняли, что церковь в очередной раз соблазнилась властью государства, было уже слишком поздно.

Впрочем, растущая угроза нацизма пробудила небольшое число пасторов. Нимёллер издал сборник своих проповедей с вызывающим названием «Christus ist mein Fuhrer» («Христос [а не Гитлер] — мой Фюрер»). Он провел семь лет в концлагере. В другом лагере был казнен Дитрих Бонхёффер. В итоге, единственной значительной группой, противящейся Гитлеру внутри Германии, остались верные Богу христиане. Профсоюзы, парламент, политики, врачи, ученые, профессора университетов, юристы — все они капитулировали. Сопротивлялись только христиане, понимавшие, что должны быть верными более высокой власти.

Благодарение Богу, церкви в Соединенных Штатах никогда не приходилось сталкиваться со столь сложным выбором в отношении тирании. Наоборот, американская демократия исторически всегда приветствовала религиозную деятельность. Говоря словами Роберта Беллаха, «в истории США не было ни одного серьезного вопроса, о котором публично и во всеуслышание не высказывались бы религиозные организации».

Статья «Страна неблагодати» в журнале «Христианство сегодня», 3 февраля 1997 года