Отверженный

История жизни японского писателя Сюсаку Эндо словно сошла со страниц его романов.

В детстве, проведенном в Манчжурии, он чувствовал себя чужаком, презираемым японским оккупантом. Когда по возвращении в Японию Сюсаку вместе со своей мамой обратился в католицизм, он опять прошел через боль отвержения. Христианская церковь составляла менее одного процента от населения страны, и одноклассники донимали парня за его связь с западной религией. Его чувство отверженности еще больше усилила Вторая мировая война. Эндо всегда воспринимал Запад, как свою духовную родину, но теперь эти люди стирали с лица земли японские города.

После войны он приехал во Францию для изучения творчества французских романистов-католиков, наподобие Франсуа Мориака и Жоржа Бернаноса, однако, будучи одним из первых японских студентов, прибывших по международной программе обмена (и единственным в Лионе), Эндо вновь стал объектом презрения, но теперь — не на религиозной, а на расовой почве. Страны антифашистской коалиции вели активную антияпонскую пропаганду, и Эндо постоянно подвергался расовым оскорблениям со стороны собратьев-христиан. «Косоглазый чурка» — обзывали его некоторые из них.

После учебы в Европе прежде, чем вернуться в Японию, Эндо посетил Палестину, чтобы исследовать жизнь Иисуса, и там он сделал для себя революционное открытие: Иисус тоже знал, что такое отвержение. Более того, отвержение стало определяющим фактором всей Его жизни. Соседи смеялись над Ним, родные сомневались в здравости Его рассудка, ближайшие друзья предали Его, а сограждане обменяли Его жизнь на жизнь обычного преступника. На протяжении всего Своего служения Иисус целенаправленно стремился быть среди отверженных.

Этот новый взгляд на Иисуса стал для Эндо настоящим откровением. Когда, живя в Японии, он рассматривал христианство издалека, оно казалось ему торжествующей верой императора Константина. Эндо изучил историю Священной Римской империи и помпезных крестовых походов, он восхищался величественными европейскими соборами и мечтал жить в стране, где быть христианином не позорно. Теперь же, исследовав Библию на ее родине, он увидел, что даже Сам Иисус не избежал отверженности. Он пришел, как Страждущий Раб, о Котором Исаия сказал: «Он был презрен и умален пред людьми, муж скорбей и изведавший болезни, и мы отвращали от Него лице свое». Безусловно, такой Иисус, как никто другой, мог понять отвержение, через которое проходил Эндо.

Из книги «Уцелевшая душа»

Facebook

Вконтакте

Одноклассники