Привкус позора

Благодать, как и вода, всегда течет вниз, к самому низкому месту, и я не знаю никого, кто воплощает этот принцип лучше, чем Джон Ньютон, — автор, наверное, самого популярного гимна всех времен. Несмотря ни на что, его песня «О, благодать», написанная около 230 лет назад, живет и по сей день.

Оказавшись против своей воли на службе в Королевском флоте, Джон Ньютон вскоре был изгнан оттуда за неповиновение и занялся работорговлей. Выделяясь своей склонностью к сквернословию и богохульству даже на фоне окружавших его негодяев, Ньютон служил на невольничьем судне в течение самых мрачных и жестоких дней трансатлантической работорговли и, в конце концов, дослужился до капитана.

В результате драматического обращения к Богу прямо в открытом море, он стал на путь благодати. После того, как Ньютон получил богословское образование, Англиканская церковь направила его пастором в одну из общин. Во всем, что последовало дальше, его никогда не покидало ощущение, что он всего этого не заслуживает. Впрочем, Ньютон и не отвергал это чувство. Вскоре после переезда в английскую деревню Олни он написал в своем дневнике: «Ты даровал отступнику имя и место среди Своих детей, призвав язычника к служению Евангелия».

Под наставничеством таких светил, как Джон Уэсли и Джордж Уайтфилд, Ньютон стал ревностным проповедником Евангелия, а со временем — одним из лидеров движения аболиционистов. Он подружился с молодым поэтом по имени Уильям Купер и поддерживал его в периоды его психического расстройства и после попыток суицида. Кроме того, он в определенном смысле был духовным наставником известного политика Уильяма Уилберфорса, убеждая последнего не сдаваться в его сорокалетней борьбе за отмену рабства в Британской империи. Ньютон и сам выступил перед Парламентом, дав неоспоримое свидетельство очевидца всех ужасов и аморальности работорговли.

В течение своей жизни Ньютон сталкивался с противлением, насмешками и домыслами. Некоторые высмеивали его пыл евангелиста, другие же обвиняли его в том, что он больше усугубляет, чем облегчает страдания его друга Уильяма Купера. Находились и те, кто насмехался над «крестовым походом» за отмену рабства, считая его лишь попыткой изгладить вину за прошлое. Ньютон не пытался защищаться, относя любое свое доброе качество к заслугам Божьей благодати. Тем самым он стал продолжателем библейской традиции, когда великими героями веры становились убийца и прелюбодей (царь Давид), предатель (апостол Петр) и гонитель христиан (апостол Павел). Благодать всегда имеет привкус предшествующего ей позора.

Предисловие к книге «Джон Ньютон: Был мертв, и чудом стал живой»