Рассказ о двух предателях

Некогда популярное имя Иуда полностью вышло из обихода. Ни одни родители не захотят назвать своего ребенка именем самого известного в истории предателя. Тем не менее, когда я сейчас читаю Евангелия, в глаза бросается явная заурядность, а не злодейство Иуды, и это не перестает удивлять меня. В Евангелиях нет ни одного намека на то, что Иуда был «кротом», внедрившимся в ближайшее окружение Иисуса, чтобы спланировать свое предательство.

Но тогда как же он мог предать Божьего Сына? Даже сейчас, задавая этот вопрос, я думаю об остальных учениках, бросивших Иисуса в Гефсиманском саду, и о Петре, клянущемся: «Не знаю Человека Сего!» — когда его прессинговали во дворе первосвященника, и об Одиннадцати, упрямо отказывающихся поверить свидетельствам о воскресении Иисуса. Измена Иуды отличалась от многих других измен лишь степенью тяжести, но не своей сутью.

Иуда был не первым и не последним, кто предал Иисуса. Просто он стал самым известным изменником. Тема предательства проходит красной нитью через многие произведения японского романиста-христианина Сюсаку Эндо. Для него наиболее мощным посланием Иисуса является неугасимая любовь, даже (и особенно) к тем, кто Его предавал. Когда Иуда привел в сад вооруженную толпу, Иисус назвал его «другом». Остальные ученики бросили Иисуса, однако Он все равно любил их. Его народ казнил Его, и все же, обнаженный и растянутый на кресте в позе предельного позора, Он нашел в Себе силы воскликнуть: «Отче, прости им!»

Более разительный контраст, чем между судьбами Петра и Иуды, тяжело себе и представить. Оба занимали лидерские позиции в группе учеников Иисуса. Оба видели и слышали удивительные вещи. Оба прошли через один и тот же обескураживающий цикл надежды, страха и крушения иллюзий. Когда ставки стали слишком высоки, оба отреклись от своего Учителя. Впрочем, на этом сходство заканчивается. Иуда, сожалея о случившемся, но, очевидно, не раскаявшись, пожал логические последствия своего поступка, лишив себя жизни и войдя в историю как величайший предатель. Он умер, не согласившись принять то, что пришел предложить ему Иисус. Петр же, униженный, но по-прежнему открытый для послания Иисуса о благодати и прощении, позже возглавил пробуждение в Иерусалиме и не остановился, пока не достиг Рима.

Из книги «Иисус, Которого я не знал»